Александр Скичко и Елизавета Скичко-Юрушева: семейная фотосессия с детьми в Италии

0
191 смотр.
191 смотр.

Александр Скичко и Елизавета Скичко-Юрушева: семейная фотосессия с детьми в Италии

Ровно год назад Viva! писала о большой и шумной грузинской свадьбе телеведущего и шоумена Александра Скичко и его жены, бизнес-леди Елизаветы Скичко-Юрушевой.

Сегодня мы встречаемся с нашими героями, чтобы узнать, сохранилась ли романтика в их отношениях и есть ли место ревности. Специально для журнала Саша и Лиза сделали фотосессию в Италии.

Отметить первый год семейной жизни Александр Скичко и Елизавета Юрушева решили, отправившись с детьми в Тоскану, в город Форте-дей-Марми на побережье Тирренского моря – излюбленный курорт итальянских аристократов и селебрити. «Мы очень любим Италию! Это уникальная страна, здесь все самое лучшее! Архитектура, еда, природа, машины. Мы с Сашей очень любим вкусно поесть! Хотя, наверное, по нам и не скажешь, – смеясь, говорит Лиза. – И мы каждый раз, когда куда-то едем, выискиваем какие-то интересные гастрономические места, где можно попробовать что-то новое. Для нас еда – это нечто большее, чем просто употребление продуктов. Это как некое хобби – открывать для себя в разных странах и городах интересные блюда. Хотя самая вкусная еда по-прежнему Макдональдс и фастфуд».

– В вашем прошлогоднем интервью накануне свадьбы, которая прошла недалеко от Тбилиси, вы сказали, что обязательно повенчаетесь в Батуми: об этом просят ваши грузинские друзья и активно приглашают к себе. Так было уже венчание?

Елизавета: Нам, собственно говоря, вспоминают об этом все гости. Вот мы приближаемся к годовщине, и все говорят: «Ну, что, куда едем? Может, в Батуми?» Венчания еще не было, мы о своем обещании помним. Знаете, мы вернулись из сказки обратно в жизнь, и работа взяла верх над нами (улыбается).

Александр: И потом, не обязательно делать все в один день. Должно быть плавное развитие отношений. Вот знаете, есть свадьбы, когда в один день фотосессия, бракосочетание, венчание, банкет, первая ночь, пересчет денег, распаковка подарков, а еще и с родственниками поговорить (улыбается). Мне нравится, когда, например, проходит пять лет, больше или меньше – не знаю, и потом пара венчается и делает еще один праздник для семьи и друзей.

 

– Поделитесь, с какими мыслями вы сейчас просыпаетесь?

Е.: Честно? «Все успеть», «много работы»… У нас сейчас графики очень сложные, особенно у Саши: я уже чуть ли не записываюсь к нему на прием, чтобы увидеться, потому что у него постоянные съемки на телевидении, в кино, а еще мероприятия, какие-то поездки. Мы редко видимся. Его прошлогодняя подготовка к Евровидению – это были только цветочки.

А.: И еще один минус – у нас не совпадают графики, потому что Лиза рано уходит на работу (у нее каждое утро в девять начинаются совещания), а у меня, например, накануне допоздна были съемки, поэтому подъем где-то в десять. И первая моя мысль, когда просыпаюсь: «Лиза, почему ты так рано встаешь? Ты не можешь позже идти на работу?» (Улыбается)

– То есть от утренней романтики и кофе в постель вы отказались?

А.: Вся романтика у нас в основном в отпуске. Вот правда. Потому что на выходных мы планируем какие-то совместные поездки с детьми, встречи с родителями, друзьями. Плюс выспаться хочется всем. Но мы стараемся подстраиваться друг под друга. Если я прихожу домой в десять, Лиза меня ждет, и мы до двенадцати можем посидеть, поговорить. Я точно так же стараюсь просыпаться с Лизой. Хотя мне и не надо никуда так рано идти, но это, по-моему, залог крепкой семьи, такие моменты сплачивают.

У нас есть традиция: каждый месяц хотя бы на три дня куда-нибудь выезжать отдыхать. Нам этого достаточно для перезагрузки.

 

– А есть в вашей семье уже свои установившиеся правила, традиции?

Е.: Мы стараемся проводить с родителями – и с моими, и с Сашиными – максимум времени. Кстати, Сашин папа живет напротив нас.

Насчет правил – Саше нельзя брать работу на детские дни рождения (улыбается). А еще мы придумали себе традицию каждый месяц хотя бы на три дня куда-нибудь выезжать отдыхать.

А.: Да, правда. Хотя бы два-три дня. Нам этого достаточно для какой-то перезагрузки. Вот недавно мы были в Одессе. Пусть это было и подвязано под то, что у меня там была работа, зато нам удалось интересно и насыщенно провести один полноценный день вместе.

– Лиза, в интервью вы назвали себя романтиком, а Сашу реалистом. Так продолжается и до сих пор? Как вам жить с реалистом?

Е.: Я очень гибкий человек. К реалисту надо подход найти: вот садишься рядом с ним и говоришь: «Как было бы романтично поехать внезапно в Африку в январе!» И все (улыбается).

– И это срабатывает?

Е.: Конечно! У Саши есть удивительное качество, за что я его и люблю, – он действительно старается реализовать все мои мечты и планы. Вот как оно было раньше, так до сих пор и продолжается.

А.: Зато, вот смотрите, в сентябре у нас годовщина. Романтик бы что сделал? Какой-то сюрприз или подарок. А вдруг он не понравится? Зачем его покупать? Поэтому я прихожу к Лизе и говорю: «Лиза, посмотри, есть такой подарок, а есть такой – что ты больше хочешь?» Пусть девушка скажет, так же лучше. Зато она получит то, о чем на самом деле мечтает.

– По-моему, звучит замечательно. Вы вместе уже четыре года. За это время как вы повлияли друг на друга и с какими недостатками проще всего было уживаться?

Е.: Не хочу показаться банальной, но вот, знаете, когда встречаешь «своего» мужчину, тогда даже его недостатки начинают нравиться. Вот это мой случай. В нем для меня все идеально.

– Например, какие Сашины недостатки вас умиляют?

Е.: Саша невнимательный. Ему можно несколько раз говорить и напоминать, чтобы он что-то сделал, но я вижу, что все мимо: он слушает и пропускает мимо ушей. И тогда мне проще и быстрее самой все сделать (улыбается). Еще он опаздывает, но я уже научилась подстраиваться под него и успеваю сделать несколько важных дел, пока он говорит, что уже выехал и в дороге. И по итогу получается, что уже не Саша опаздывает, а я.

Саша – великолепный отец, – делится с нами Лиза. – Он редко видит детей из-за работы, поэтому всегда с ними добр и многое им позволяет, особенно дочке.

– Лиза, вы золотой человек – из Сашиных недостатков делаете достоинства, ведь нас, девушек, так раздражает, когда ты ему по сто раз говоришь, а он забывает и не делает.

А.: Да, это ее большое достоинство.

Е.: Мы еще не говорили о моих недостатках (смеется).

А.: Смотрите, невнимание может, безусловно, раздражать и, накопившись, в какой-то момент это выстрелит. Но в основном происходит так, как Лиза говорит, это правда. Я же для себя понял: мне во всем нужно объяснение. Если мы едем туда-то – зачем, если мы покупаем это – «а оно нужно?» У Лизы такого нет. Она в этом плане очень романтичный человек, абстрактный, космический в некотором роде. У нее есть понятие настоящей женщины: «хочу». Вот оно не объясняется никак. И первые полгода-год мне было это совершенно непонятно, дико, и я как-то даже нервничал, переживал из-за этого, потому что мне хотелось от нее объяснений. Я пытался Лизу поменять, но потом понял, что это невозможно и надо смириться. Вот совет всем мужчинам: надо просто смириться с тем, что это женщины, и они абсолютно другие.

Е.: Я вам расскажу, вы как женщина меня поймете, а он меня так и не понял. Есть эти безумно дорогие сумки Hermès, и вот я себе захотела такую черную. Мечтаю, что мне ее подарят и я каждый день буду с ней ходить на работу. Конечно, когда Саша узнал цену, у него сразу же шок: «Зачем?! Эта сумка, что, умеет разговаривать?!»

А.: Мне было бы понятнее, если бы Лиза за эти деньги захотела себе лошадь. Кстати, о лошади она тоже мечтает – Лиза когда-то занималась верховой ездой. Но пока мы живем в квартире, лошадь не актуальна.

– Почему? Лошадь же живет в конюшне…

А.: Пока не актуальна, давайте остановимся на этом (улыбается). Но когда жена говорит: «Я хочу сумку, которая стоит как лошадь», у меня возникает куча вопросов. Но я уже смирился – это ж ее подарок. Ну, хочет она, если это ее радует, значит, пусть так и будет.

 

– А у Саши бывают какие-то дорогие желания, на которые вы отвечаете «зачем»?

Е.: Я не говорю ему «зачем?» Меня радуют его желания. У меня рациональность присутствует на работе, а дома она отсутствует. У Саши есть все вот эти квадрокоптеры, камеры, причем ничего мы не снимаем, но они у нас есть, и мы их каждый раз берем в отпуск! И каждый раз я слышу, как он бегает и говорит: «Я его сейчас запущу». А потом мы узнаем, что это нельзя по законодательству или еще что-то, и в итоге Саша ничего не запускает. Захотел себе водный мотоцикл, купил, проехался на нем, наверное, от силы два раза и все. Зато говорит: «Это же водный мотоцикл!»

А.: Вот квадрокоптер – им же можно снимать какие кадры потрясающие! Это такая память остается, это детям, внукам, правнукам, праправнукам! (Смеется) Я ж не для себя, а для семьи.

Не хочу показаться банальной, но когда встречаешь «своего» мужчину, тогда даже его недостатки начинают нравиться. Это мой случай: в Саше для меня все идеально.

– Кстати, о детях, расскажите, как вы их воспитываете? Так же, как вас родители?

А.: Меня родители воспитывали достаточно строго, и я считаю, что нужно так же воспитывать и своих детей. Ну, Натусику всего три, пока о строгости речь особо не идет, знаете, как в японской методике: до шести лет надо ребенка чуть-чуть побаловать.

Е.: На самом деле, я не могу сказать, что мы воспитываем детей в такой строгости, как Саша рассказывает. Вот с Данькой уже проблемы другие – ему одиннадцать. Маленький ребенок может покапризничать, заплакать, если ему что-то не нравится, а тут уже свое мнение начинается. Мне тяжело, и я вспоминаю, как мои родители нас с сестрой воспитывали. Не знаю, правда, получается ли у меня так. Но мои родители очень изменились, став бабушкой и дедушкой. С нами в детстве они были строгими, зато с внуками совершенно другие. Всегда защищают Даню: «Не обижай его, ты что! А вдруг он обидится».

 

– У Альберта Эйнштейна есть замечательная фраза: «Брак – это попытка создать нечто прочное и долговечное из случайного эпизода». Как вы считаете, ваша встреча была случайной?

А.: Да. Я считаю, это дело случая. Знакомы мы давно, лет восемь, наверное. Но удалось нам нормально пообщаться лишь в определенный момент на определенном мероприятии. И кто знает, как бы сложились обстоятельства, если бы мы в этот момент не встретились, не сели за один стол, и не увидели друг в друге что-то больше, чем просто визуальную картинку.

– А после разговора все произошло как по щелчку?

А.: Да, именно так. Ну, у меня, по крайней мере, так точно. Я думаю, у Лизы тоже. Я ведь до этого ее знал, но у меня было совсем другое представление о ней. А после того разговора я посмотрел на Лизу совсем другими глазами.

– Как вы сейчас вспоминаете эту встречу? Ваши истории совпадают?

Е.: Мы встретились на свадьбе моей знакомой, где ведущим был Саша. И мы сидели, разговаривали, Саша шутил, что он каждый раз при встрече по-новому знакомится со мной. Он всегда думал, что я его не запомню. Но я помнила: такого симпатичного и обаятельного парня, как Саша, трудно забыть (улыбается). И знаете, как мальчики дергают за косички девочек, которые им нравятся, потому что по-другому не могут выразить своих чувств? Есть и такие мужчины, и неважно, сколько им лет – пятнадцать или тридцать. Вот и у Саши так – он не мог просто сказать: «Боже, как ты красиво выглядишь!» Вместо этого он сидел и троллил меня: «Я веду утреннее шоу». – «О, круто! В котором часу?» – «Ты никогда его не услышишь, потому что оно заканчивается, когда ты только просыпаешься». Думаю: «Что за бред?»

А.: (Смеется) Я-то думал, что она не работает и вообще ничем не занимается.

Е.: Я не могу его осуждать за это: многие люди так обо мне думают. Знаете, я попадаю под клише «дочка богатого папы, она, что, работает? Зачем ей работать? Ей все с неба падает».

А.: Да, все так и было, именно так я и думал о Лизе. Когда мы поближе узнали друг друга, я понял, что она человек, у которого есть свой характер, который знает, к чему идет.

Она целеустремленная, с юмором, с мозгами – да Лиза вообще идеальная!

 

– Саша, а когда вы поняли для себя, что она идеальная, не испугались, что, может быть, не дотягиваете, недостойны?

А.: Нет. Я думал, она вообще играет. Я ей постоянно говорил: «Перестань! Ты сейчас слишком хорошая. Вот сто процентов: пройдет год и ты поменяешься. Будь такой, какая ты есть. Перестань, ты не можешь быть такой хорошей».

И вот прошло четыре года, а она все такая же, как и была.

– В таких идеальных отношениях позволяете ли критиковать друг друга?

А.: Да, признаюсь честно, я такой человек, который скажет правду. И перфекционист, считаю, что всегда надо стремиться к лучшему. Вот мне никогда не бывает достаточно. Я могу говорить Лизе, чего бы мне хотелось, что, мне кажется, надо добавить, что поменять. Она иногда очень сильно обижается на это, но я же из добрых побуждений, наоборот, чтобы лучше было. Просто меня так родители воспитали, они часто меня критиковали, чтобы я становился лучше. И вот я тоже так делаю. Иногда, может, неправильно, но Лиза уже с этим смирилась.

Е.: Зато Саша критику вообще не воспринимает! Это самое смешное у мужчин. Они сами любят указывать на ошибки, а как только ты им в ответ, так сразу: «Какой кошмар, за что? Я ничего не сделал. Я же идеален!»

А.: Да никогда я так не говорил! Это неправда. Я воспринимаю критику нормально.

– А вы отходчивые? Или кто-то больше другого дуется?

Е.: Я на самом деле очень быстро отхожу. Не люблю ссориться. Не понимаю зачем.

А.: Во время ссоры, иногда на подсознательном уровне ты понимаешь, что, может, сейчас нужно было выдержать паузу, чтобы она поняла, что неправа. Но у меня так не получается. Мы всегда с Лизой стараемся быстро помириться.

 

– Мне интересно, какая Лиза дома, за закрытыми дверями. Можно ли ее представить воскресным утром за плитой, пекущую, например, печеньки для детей и Саши?

Е.: Такую картину можно представить, но, если честно, я терпеть не могу готовить. Если надо, я приготовлю, но для меня это просто трата времени.

А.: Знаете, поначалу мне Лиза даже иногда готовила, хотя она никогда не готовит. Но ей казалось, что она должна быть вот такой полноценной женой, потому что, если она не будет мне готовить, это будет как-то неправильно. И она старалась. Я прихожу с работы, Лиза в фартушке стоит, делает мне рис с морепродуктами, старается (улыбается). И для меня здесь больше не сам рис имеет значение, а именно забота, то, что она потратила время, заехала купить продукты, захотела сделать то, что ей в принципе не нравится. И это очень приятно! Хотя сейчас, если Лиза мне что-то и приготовит, то это исключительно ради заботы.

– А можно представить Сашу в фартушке на кухне, который готовит что-нибудь для Лизы?

Е.: Да, пару раз такое было, я помню. Саша штрудель с вишнями делал. Получилось очень вкусно. А еще пасту с морепродуктами. Прихожу с работы, а они с Данькой у плиты увлеченно готовят, смеются, веселятся. Что только они в эту пасту бедную ни бросали – как в окрошку, только на сковородке! Просто все, что видят.

Лиза очень романтичный человек, абстрактный, космический в некотором роде. У нее есть понятие настоящей женщины: «хочу». Вот оно не объясняется никак.

– Лиза, а если вы едите и вам не нравится, промолчите?

Е.: Я буду есть до последнего, буду запивать, молчать и улыбаться.

А.: Я сейчас узнаю что-то новое для себя (улыбается).

– Ревнуете ли вы друг друга, и что вызывает у вас чувство ревности?

Е.: На самом деле, я ревнивый человек, но с возрастом (это так смешно звучит, будто мне сейчас лет пятьдесят) понимаю, что ревностью ты ничего не добьешься. Поэтому у меня нет вот этого «ты никуда не идешь!» или «куда ты пошел? с кем?» У меня нет мании звонить, переспрашивать, перепроверять. Я не проверяю Сашин телефон, для меня это вообще табу.

А.: Многие говорят: «Я не смотрю телефон», но никто не объяснял почему. И вот когда мне Лиза объяснила, меня это, честно говоря, поразило. Она говорит: «А зачем? Ну, допустим, я там что-то найду, что мне тогда делать? Жить с этим нельзя, получается, надо либо расходиться, либо что-то делать». Она как бы сама себя оберегает. Мне кажется, это очень круто.

А что касается ревности, дело в том, что мы друг другу не даем повода. Повод – то, что со мной фотографируются люди? Мне кажется, повод – это другое. Это когда ты пропадаешь где-то по ночам, начинаешь что-то шифровать. Если ты открыт абсолютно, тогда и твоя вторая половинка чувствует это и доверяет тебе. Вот у нас все на доверии, и мы это очень ценим, чтобы ни в коем случае не разбить его, потому что склеить потом очень сложно.

 

Е.: Саша, ты жутко ревнивый.

А.: Я ревнивый, я знаю.

Е.: Это сейчас мы про меня, про мою красивую сторону рассказали. А вот я не могу сказать: «Я поехала с друзьями отдыхать»! Саша должен всегда знать, с кем я и где.

А.: Оно тебе надо? У тебя есть дети, ты можешь это время провести с детьми. Лиза, тебе это не надо, ты не хочешь никуда с друзьями на самом деле ехать, ты заблуждаешься (смеется).

Е.: Да, Саша прав, я не могу сказать, что сильно страдаю от того, что не могу поехать куда-то с подружками. Мне и не хочется. Лучше я проведу это время с детьми и мужем.

 

Другие интересные статьи

191 смотр.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here